Выгодно, с любой стороны.
Новости
02:36, 18 марта 2019
Проект Стратегии развития конкуренции опубликовал для обсуждения
Антимонопольный комитет подготовил Стратегию развития конкуренции. Документ перечисляет системные проблемы, которые приводят к искажению конкурентной среды, и меры по исправлению ситуации.

Проект Стратегии развития конкуренции на товарных и финансовых рынках на период 2019—2023 годов и «дорожная карта» по ее реализации опубликован для общественного обсуждения. Документ разработан Антимонопольным комитетом Узбекистана.

Ключевая цель стратегии — стимулирование экономического роста, инноваций, увеличение притока инвестиций и новых рабочих мест, а также повышение благосостояния потребителей за счет обеспечения здоровой конкурентной среды.

«Конкуренция является основным драйвером для повышения эффективности экономики, способствует эффективному перераспределению ограниченных ресурсов, технологическому развитию и инновациям, лучшему выбору товаров и услуг, снижению цен и повышению их качества, а также улучшению производительности в экономике в целом и положительно влияет на настроение бизнеса и потребителей», — говорится в проекте.

Документ перечисляет системные проблемы, которые приводят к искажению конкурентной среды в экономике страны.

Недостаточное доверие бизнеса «верховенству закона»

Несмотря на закрепление в последние годы всех основных прав и гарантий свободы осуществления предпринимательской и инвестиционной деятельности в законодательстве, бизнес и инвесторы требуют дополнительных гарантий от руководства страны в виде решений президента и правительства при реализации инвестиционных проектов.

Чистый приток прямых иностранных инвестиций, по данным Всемирного банка, за последние 2−3 года сохраняется на крайне низкой отметке 0,5−1% к ВВП. В Индексе экономической свободы Узбекистан занимает неутешительное 140 место среди 180 стран, а по индикатору свободы инвестиционной деятельности показатель равен 10 из 100, отмечается в проекте.

Неэффективное распределение ресурсов на фоне их ограниченности

Все еще сохраняется распределительная система в виде составления ежегодного материально-ресурсного баланса — системы, сохранившейся с времен плановой экономики. «Несмотря на то, что эта система дает возможность прогнозирования натуральных и денежных потоков в экономике, распределительная система чревата порождением различных коррупционных схем для доступа к ресурсам, которые ограничены, лоббированием интересов отдельных участников рынков, результатом которого является ограничение конкуренции», — говорится в документе.

Такая система зачастую не учитывает конъюнктуру рынка, лишь параметры крупных узловых хозяйствующих субъектов, а в совокупности с недостатками в получении корректной рыночной информации и статистики не позволяет надлежащим образом планировать экономические процессы и это, соответственно, негативно влияет на эффективность рынков и не дает государству оперативно вмешиваться в случаях возникновения структурных дисбалансов и «перекосов» на рынках.

Чрезмерное участие государства в экономике

На товарных и финансовых рынках Узбекистана сегодня доминируют государственные компании, пишет Антимонопольный комитет. Так, 90% монополий имеют госдолю или контролируются государственными компаниями. Госкомпании создают подконтрольные им структуры в виде государственных унитарных предприятий и дочерних предприятий, которые зачастую пытаются подменить собой работу частных компаний и участвовать в переделе рынка, что является инструментом «увода» из-под бюджетного надзора. На сегодня количество таких компаний составляет более 1400.

В связи с неурегулированностью в законодательстве вопроса принадлежности и подконтрольности хозяйствующих субъектов государству, отсутствием подходов доказательной политики (evidence-based policy making), сохраняются информационные искажения в государственной статистике и трудности в определении степени участия государства в экономике, отмечается в проекте.

Неразвитость рыночной среды приводит к неверной оценке деятельности государственных компаний, не поощряет экономически эффективные хозяйствующие субъекты и не отсеивает неэффективные, не заставляет искать новые, более совершенные бизнес-стратегии и модели. Неэффективность выражается в том, что появляются государственные компании, которые получают привилегированный доступ к имеющимся ресурсам, «дефицитным» элементам существующей экономической инфраструктуры, в том числе к кредитованию, сырью и материалам, государственному заказу, а их деятельность обретает государственно-монопольный характер даже при наличии на этом рынке других участников.

В долгосрочной перспективе очевидны неизбежные «провалы» избыточного государственного участия в экономике, когда государство посредством участия в компаниях начинает конкурировать на рынках с частным сектором.

Сохраняется высокая концентрация полномочий и участия государства на финансовых рынках и рынке капиталов (биржа, центральный депозитарий, банки), что усугубляет конфликт интересов и мешает развитию коммерческих рыночных условий на рынке. В целом, 83% банковского сектора функционируют с участием государства.

Сохраняющаяся слабость рыночных механизмов

По данным Антимонопольного комитета, сегодня государственное ценовое регулирование осуществляется на 41 вид товаров и услуг. При этом в сфере естественных монополий, несмотря на регулирование тарифов на 10 видов товаров (работ, услуг), фактически применяются 142 различных уровня цен, устанавливаемые исходя из категорий потребителей и поставщиков, а также территориального принципа.

Ценовое регулирование, являясь прямым вмешательством в процесс формирования цен на конкурентных рынках, сковывает их развитие, искажает рыночные сигналы, лишает рынок динамичности и снижает эффективность распределения ресурсов (капитала, труда, сырья), дает неверные сигналы для потенциальных конкурентов и инвесторов в отношении прибыльности отрасли, тем самым, закрепляет монополизацию отрасли.

Используемый предприятиями-монополистами и субъектами естественных монополий затратный метод ценообразования по схеме «затраты плюс минимальная прибыль» подталкивает их к «раздуванию» затрат, не только не стимулирует уменьшение производственных расходов, рост которых покрывается за счет прямого повышения цен и тарифов для потребителей, но и приводит к применению в отношении них значительных финансовых санкций со стороны антимонопольного органа.

Неэффективная система льгот и преференций

Отсутствие инструментов антимонопольного регулирования и «проконкурентных» механизмов определения целесообразности представления государственной помощи приводит к неэффективности представляемых льгот и преференций и негативно воздействует на конкурентную среду. За 2015−2017 годы были представлены льготы и преференции более 18 тысячам хозяйствующих субъектов, что составляет лишь 5% от общего количества субъектов рынка. Такое положение приводит к возникновению иждивенческого поведения государственных компаний и снижает их конкурентоспособность на внешних рынках.

Значительная регуляторная нагрузка на субъектов бизнеса и незаинтересованность отраслевых регуляторов развивать конкуренцию

Отраслевые регуляторы — министерства и ведомства — исходя из своих узковедомственных интересов остаются незаинтересованными в развитии конкуренции в отраслях. Из имеющихся 59 государственных органов прямые функции по развитию конкурентной среды в вверенной отрасли возложены только на 9 ведомств, говорится в проекте.

В результате сохраняются искусственные барьеры доступа на рынки для субъектов бизнеса в виде сложной и обременительной системы лицензирования, предусматривающей лицензирование 369 видов деятельности в рамках существующих 53 лицензий, а также существенной регуляторной нагрузки, состоящей из более чем 45 тысяч нормативно-правовых актов и документов технического регулирования (40 тысяч), которые напрямую воздействуют на бизнес.

При этом не внедрена полноценная система оценки регуляторного воздействия актов законодательства и воздействия на конкурентную среду.

Злоупотребление естественно монопольным положением

Наличие рынков с ограниченной конкурентной средой, в первую очередь сфер естественных монополий, влияет на функционирование смежных рынков, зачастую монополизируя их.

Несмотря на то, что субъектам естественных монополий законодательно запрещается использовать свое положение для ограничения конкуренции на рынках товаров (работ, услуг), не отнесенных к сфере естественной монополии, ряд смежных конкурентных рынков сегодня фактически монополизированы, отмечается в документе.

Например, в сфере железнодорожного транспорта, монополизированы рынки реализации железнодорожных билетов, ремонта грузовых вагонов, услуг вагонов-ресторанов, чистки вагонов.

Несовершенство правовых механизмов борьбы с антиконкурентными проявлениями

Отсутствуют реальные рычаги воздействия и независимость антимонопольного органа в принятии решения при устранении барьеров для входа на рынки, борьбе с монополизмомкрупных компаний и «картельными» соглашениями, предотвращении недобросовестной конкуренции.

Не сформирована система превентивных и упреждающих мер по предотвращению ограничения конкуренции, не налажен механизм проведения анализа и эффективного антимонопольного контроля над сделками по слиянию и поглощению крупных предприятий, остаются неэффективными правовые механизмы сдерживания ограничения конкуренции в процессе торгов, не разработаны ключевые показатели эффективностидеятельности антимонопольного органа.

За последние годы в стране не проводилось комплексное изучение состояния конкуренции на товарных и финансовых рынках и не был разработан ни один государственный программный документ по развитию конкуренции в экономике.

Для развития конкуренции на рынках страны предлагается ряд мер, в частности:

  • создание системы «умного» антимонопольного регулирования (smart antitrust) и переход на превентивную систему защиты конкуренции;
  • снижение регуляторной нагрузки на бизнес;
  • снижение степени государственного участия в экономике и упорядочение представления государственной помощи;
  • устранение барьеров для перехода сфер естественных монополий из состояния естественной монополии в состояние конкурентного рынка;
  • разумное государственное регулирование цен (тарифов);
  • усиление методов борьбы с «картельными» соглашениями;
  • усиление защиты прав интеллектуальной собственности и стимулирование добросовестного ведения бизнеса;
  • обеспечение прозрачности и равных условий для всех участников государственных закупок и доступа к сырью и материалам через биржевые торги;
  • обеспечение открытости деятельности антимонопольного органа и формирование в обществе культуры конкуренции и нетерпимости к любым проявлениям антиконкурентных действий.

Ключевыми показателями эффективности стратегии к 2023 году в проекте определены:

  1. Увеличение доли малого бизнеса в ВВП на 3%;
  2. Увеличение чистого притока прямых иностранных инвестиций до 4% к ВВП;
  3. Показатель Узбекистана в Индикаторе свободы инвестиционной деятельности Индекса экономической свободы 70 из 100;
  4. Снижение удельного веса монопольной продукции и услуг в ВВП до 7%;
  5. Сокращение количества предприятий-монополистов на 25%;
  6. Участие и последовательное улучшение показателей Узбекистана в Индексе глобальной конкурентоспособности;
  7. Рост количества участников на товарных, финансовых и цифровых рынках не менеечем на 2%;
  8. Снижение количества нарушений законодательства о конкуренции со стороны государственных органов и участников рынков не менее чем на 50%;
  9. Увеличение количества участников государственных закупок на 30%;
  10. Доведение доли монопольной продукции до 80% от всего товарооборота на биржевых торгах;
  11. Внедрение системы антимонопольного комплаенса не менее чем в 80% всех компаний-монополистов;
  12. Проведение оценки воздействия актов законодательства на конкуренцию не менее 100 проектов нормативно-правовых актов ежегодно;
  13. Снижение доли участия государства в банковском секторе до 50%.

Обсуждение документа продлится до 22 марта.


lenta.uz
Проект Стратегии развития конкуренции опубликовал для обсуждения